Важно:
Английский язык » Советы гуру » Необходимость изучения иностранного языка вслух: научное обоснование

Необходимость изучения иностранного языка вслух: научное обоснование

учим английский правильноОчевидно, что наше с вами существование в окружающем нас мире целиком и полностью связано с деятельностью головного мозга, с мыслительной деятельностью. Например, умственно отсталые люди не могут жить без посторонней помощи. В научной литературе при описании мыслительной деятельности часто употребляют термин когнитивная деятельность, когнитивные способности человека. При рассмотрении вопроса о соотношении языка с когнитивной деятельностью в лингвистике обычно придерживаются одного из двух фундаментальных положений:

согласно первому из них, язык является неотъемлемой частью остальных познавательных способностей человека, он целиком и полностью обусловлен общим когнитивным (связанным с мышлением) механизмом; согласно второму, языковая способность (как, собственно, и все другие познавательные способности) представляет собой особый, независимый от организации головного мозга модуль, который действует вне какой-либо связи с посторонними, неязыковыми (или экстралингвистическими) знаниями. Не будем углубляться в дебри когнитивной науки, а остановимся на том, что лингвистическая (языковая) информация, будь она автономна или непосредственно связана с другой экстралингвистической информацией, обрабатывается в головном мозге. Такое заявление не должно вызывать сомнений: когда мы о чем-то думаем, мы часто мысленно проговариваем слова, сами того не замечая, то есть имеем дело с языком.

Язык «сидит» у нас в нашем мозге – именно от этого положения мы и будем отталкиваться. Теперь обратимся к самому явлению языка. При всём своем многообразии он не является хаотичным и беспорядочным, но представляет организованную и эволюционирующую систему. Модель языка можно представить в виде набора уровней, начиная с рассмотрения наиболее мелких единиц и заканчивая целыми фразами и высказываниями. Анализ каждого из таких уровней составит содержание отдельной статьи, поэтому в целях экономии места не будем вдаваться в подробности, да нам этого в рамках заявленной проблемы особо и не нужно.

Так вот, элементарной смыслоразличительной единицей в языке является единица, которую лингвисты называют фонемой. Фонемы составляют отдельный уровень языка – можно даже сказать, что это первоначальный языковой уровень, потому что ниже него быть уже ничего не может, последующие уровни следуют за ним, образуя все более громоздкие ярусы. В столь нелюбимой и нудной (или наоборот?) школе в рамках общеобразовательной программы все, разумеется, на предмете «русский язык» изучали звуковой состав русского языка. Те из вас, кто был прилежным учеником, наверняка, вспомнит фонетический разбор слова, когда оно записывалось буковками в столбик, и напротив каждой буквы указывалось, какой звук она «несет». К чему я веду? А к тому, что фонема, выражаясь дилетантским языком, и есть этот пресловутый звук в букве. Но, казалось бы, что такое звук? Понятие «звук» в его обыденном употреблении ничего, кроме какой-то акустической информации, не несет. Звуки в школе на предмете «русский язык», скорее всего, были столь скучными то ли из-за своей примитивности, то ли из-за нашего недопонимания, зачем их вообще изучать, когда и так всё, вроде бы, ясно. Однако в школе (по крайней мере, в общеобразовательной), кажется, практически не уделяется никакого внимания, собственно, функционированию звуков в языке, их, позвольте выразиться, «закулисной» жизни. А ведь она есть! И вот когда мы начинаем анализировать такую единицу как фонема, перед нами открывается то, о чем мы даже и не задумывались. Оказывается, звук – это всего лишь внешняя физическая акустическая характеристика фонемы, содержание которой куда богаче. Ведь звук надо ещё и произносить, а значит учитывать его артикуляционную (произносительную) составляющую. Ведь именно благодаря звуковому составу слова языка и оказываются обладателями того смысла, который мы в слова вкладываем. А способны мы что-либо сказать именно потому, что в нашем мозге слова, представляющие собой цепочки звуков, имеют свои «отпечатки», они там хранятся и воспроизводятся тем быстрее, чем чаще мы к ним обращаемся. Но довольно употреблять это ненавистное мне слово «звук» применительно к языку. Сформулируем понятие фонемы.

Фонема – наиболее мелкая единица языка, которая: а) непосредственно участвует в различении смысла того, что мы говорим (сравните: том – ром); б) обладает артикуляционной характеристикой, то есть имеет какое-то конкретное место образования в нашей ротовой полости; в) обладает акустической характеристикой, то есть воспринимается на слух как определенный звук; г) имеет (по крайне мере в совокупности с другими фонемами) ментальную репрезентацию, то есть извлекается из определенного отдела головного мозга и воспроизводится всякий раз, когда нужно. Отсюда можно сделать вывод, что фонема – единица не только физическая, но и психическая, что она имеет не только внешнюю реализацию в виде звука (ну, конечно, не звука, а, как говорят лингвисты, аллофона), но и хранится внутри, в головном мозге в виде «образа», «оттиска». Поэтому фонема – единица абстрактная, а наблюдать мы можем только её проявление в виде звукотипа, или, выражаясь научным языком, аллофона (в народе – звук). К слову сказать, как это ни парадоксально прозвучит, но язык – тоже абстрактное явление, сконцентрированное в головном мозге в виде правил и законов, а то, что мы говорим и слышим – вовсе не язык, а речевая деятельность, «выход языка изнутри наружу», но об этом в другой раз. Понятно, что теория – это всё только словоблудие. Обратимся к конкретике, к примерам.

Например, если взять фонему [н], то это означает, что: 1) она образует такие смыслоразличительные противопоставления, как: кон – кот, ноль – Поль, Нил – ил и т.д.; 2) при образовании этой фонемы в ротовой полости лопатка языка частично соприкасается с зубами, т.е. по месту образования фонема [н] имеет свойство «зубной», или «дентальный», а также «ламинальный»; 3) при произношении фонемы так называемая небная занавеска, расположенная в глотке, перекрывает проход в ротовую полость, и воздушная струя выходит через носовую полость, за счет чего [н] по способу образования  – «назальный»; к тому же, воздушная струя на пути сталкивается с преградой – смычкой из-за положения языка, и [н] ещё оказывается и «смычным»; 4) мы оказываемся в состоянии произнести слово «няня», по меньшей мере, благодаря тому, что слог «-ня» хранится у нас в мозге и поэтому имеет ментальную репрезентацию.

Итак, фонема играет одну из ключевых ролей в языке и его производстве посредством органов артикуляции. Произнося слова, фразы, предложения, мы, так или иначе, произносим фонемы, но только в связном виде.

В самом упрощенном виде нашу повседневную коммуникацию друг с другом можно представить следующим образом:

I. Со стороны того, кто вступает в разговор:

1. Замысел говорящего.

2. Планирование того, что мы скажем, а это включает в себя выбор синтаксической структуры (т.е. совокупности слов – фразы, предложения и т.д.), подбор слов из лексикона (что хранится в головном мозге в виде цепочек фонем), а также (!) их фонологической формы.

3. Создание артикуляционной программы (т.е. как мы собираемся проговорить то, что отобрали в голове).

4. Артикуляция, т.е. проговаривание высказывания.

5. Акустический сигнал в виде звуковой волны, которая достигает уха собеседника.

II. Со стороны слушающего:

1. Акустический сигнал достигает уха собеседника.

2. Ухо благодаря ментальным репрезентациям определяет цепочки фонем и отделяет речь от ненужного шума.

3. Далее мозг декодирует информацию в слова, фразы, предложения (опять же благодаря ментальным репрезентациям).

4. Слушающий понимает, что ему говорят.

А теперь уберем фонологическое звено в обоих процессах. Получается, что коммуникация невозможна, так как даже если мы понимаем, какие слова и предложения «извлечь» из головного мозга, мы оказываемся не в состоянии их произнести и донести до слушателя!

Чем грозит изучение иностранного языка про себя, а не вслух?

1) Мы не артикулируем (не произносим) фонемы должным образом, ввиду чего в нашем головном мозге никак не может «отложиться» в виде ментальной репрезентации правильная артикуляционная программа фонемы – то ли так надо произносить, то ли по-другому, но мы не можем, потому что не довели произношение «до автоматизма» — его просто нет в виде «образа» у нас в голове.

2) Мы не воспринимаем органами слуха акустику фонем и, мало того, при восприятии речи мы не можем различить фонемы, что является основной причиной непонимания иностранной речи. Если мы не будем произносить вслух фонемы, в нашем мозгу не отложатся их акустические образы.

3) Не произнося вслух и не различая фонемы, мы оказываемся неспособными различать их минимальные последовательности (часто составляющие морфемы, т.е. морфемный уровень языка), слова (т.е. лексический уровень), словосочетания и предложения (синтаксический уровень). Другими словами, нарушая организацию уровня фонем, мы полностью «инвалидизируем» язык.

Итак, язык подчинен мыслительной деятельности, так как язык запечатлен в мозге в виде ментальных репрезентаций. Ментальные репрезентации начинаются с фонем и их последовательностей. Правильное формирование ментальной репрезентации зависит от обращения с фонемами, которые не могут существовать без артикуляции (произношения) и акустического сигнала (воспринимаемого на слух). Если мы произносим про себя, мы нарушаем артикуляционно-акустическую организацию фонемы и попросту не реализуем её в речи, а значит не формируем правильные ментальные репрезентации, начиная от фонем и заканчивая фразами и предложениями. Игнорируя артикуляцию и акустику фонем, мы не в состоянии их прочувствовать и мысленно запомнить их характеристики как ментальные репрезентации, пусть даже мы и не знаем научные названия характеристик. Не обладая ментальными репрезентациями, мы испытываем затруднения, когда хотим вспомнить хотя бы слово, произнести его и даже понять (ибо слово – это цепочка все тех же фонем). Вывод: необходимо не лениться произносить последовательности фонем, образующих слова и словосочетания, вслух четко, слушая себя, потому что это —  единственной путь сформировать ментальные репрезентации и заставить язык запечатлеться у нас в голове. Запомните нерушимое правило: язык — артикуляция, акустика и ментальная деятельность, без реализации хотя бы одного из трех аспектов мы не сможем говорить на языке!

Другие интересные статьи Никиты Морева читайте в его группе ВКонтакте: English 4 All.

кнопка LL

Читайте также:

Поделись статьей с друзьями! И подпишись на email-рассылку и Twitter.


Никита Морев

Никита Морев

Никита Морев Автор 1 статей в этом блоге.

В настоящее время я работаю преподавателем английского языка. Накопленный опыт в этой сфере позволяет мне преподнести себя не только в качестве профессионального репетитора, но и поделиться с вами интересными статьями!

Посмотреть все статьи автора Никита Морев
Личный сайт